Электронная коммерция и информационные технологии в Египте

user rusadmin calender 20 Сен 2022 views 72 Views
news

Международная статистика подтверждает рост и расширение использования Интернета на глобальной основе, где объем роста такого использования в период с 2000 по 2019 год достиг 1104%. Доля Египта в таком росте составляет 10 840%, где пользователи интернета в Египте составляют 48,7 % от общей численности населения, что равно 101 168 745 [1].

Такой рост использования Интернета не ограничивается регулярным использованием интернет-обозревателей и платформ социальных сетей, он был расширен, чтобы участвовать во всех ежедневных транзакциях, включая различные виды контрактов на товары и услуги. Это открывает возможности для развития и расширения сферы электронной коммерции. По данным портала статистики, мировые розничные продажи электронной коммерции в 2017 году составили 2,3 трлн долларов США, а доходы от электронной розничной торговли, по прогнозам, вырастут до 4,88 трлн долларов США в 2021 году [2].

Все эти факты требовали развития законодательной базы, поскольку первичные законодательные акты рассматривали транзакции как ситуацию, которая требует наличия обеих сторон в одной и той же области для заключения договорных отношений путем обмена их согласием и волей, в то время как электронные транзакции, в основном, заключались между удаленными сторонами, часто в разных регионах и странах, что потребовало существенных изменений в законодательстве для включения этого нового типа договоров со всеми сопутствующими изменениями и последовательного развития.

Большинство стран внесли поправки в свои законы и подзаконные акты, чтобы справиться с новой ситуацией, а в других случаях издали специальные законы и подзаконные акты, регулирующие такого рода операции. Однако, поскольку этот тип транзакций постоянно развивается, некоторые из предыдущих поправок или законодательных актов не соответствовали общемировым изменениям, которые требуют больших усилий.

Первоначально мы должны понять всеобъемлющее определение, объем и типы электронных транзакций.

Электронная коммерция

Электронная торговля — это тот вид торговли, который осуществляется с помощью электронных средств как внутри, так и за пределами политических границ государства, независимо от вида торговли или закона, которому она будет подчиняться, и который использует электронные средства на этапах заключения контрактов и оплаты.

Электронную коммерцию можно разделить на три типа, учитывая позицию двух сторон:

Тип 1: Бизнес для потребителей (B2C)

Они заключаются между производителем или дистрибьютором и конечным потребителем товаров, и оплата в этом типе будет производиться с помощью кредитных карт или цифровых счетов.

Тип 2: Бизнес-бизнес (B2B)

Сделка такого типа будет заключена между двумя компаниями из бизнес-сектора, и оплата будет произведена посредством прямого перевода, цифровых счетов или электронных банков.

Тип 3: Внутрифирменный бизнес

Этот тип также осуществляется между компаниями, но характеризуется ограничением сторон, поскольку компаниям за пределами определенного домена не разрешается входить или просматривать детали сделок.

Правила электронной торговли в Арабской Республике Египет

Египетское законодательство регулировало электронные контракты и электронную подпись в 2004 году на основании Закона № 15 об электронной подписи 2004 года и его Исполнительного постановления № 109 от 2005 года.

Вышеупомянутый закон указал на создание Агентства по развитию индустрии информационных технологий «ITIDA», которое будет обладать компетенцией по всем вопросам, связанным с электронными договорными отношениями в Египте, включая:

– Выдачу и продление лицензий, необходимых для предоставления услуг электронной подписи и других видов деятельности в области электронных транзакций и ИТ-индустрии в соответствии с законами и нормативными актами, регулирующими их.

– Определение стандартов/критериев электронной подписи для контроля технических характеристик электронной подписи.

– Получение жалоб, связанных с электронной подписью, электронными транзакциями и ИТ-деятельностью; принятие необходимых мер в этом отношении.

Этот Закон, как правило, предусматривает применение тех же правил в отношении материальных документов и подписей к электронным формам таких документов и подписей, поскольку в статье 14 предусмотрено, что «В рамках гражданских, коммерческих и административных сделок электронные подписи должны иметь тот же определяющий эффект, что и подписи в соответствии с положениями Закона о доказательствах в гражданских и коммерческих статьях…». То же самое было предусмотрено в статье 15 относительно того, что электронное письмо и электронные сообщения имеют такую же определяющую силу, как письменные, официальные и неофициальные сообщения, принимая во внимание, что Закон и его Исполнительный регламент определили требования, которые должны быть выполнены в электронной подписи, электронном письме и электронных сообщениях, чтобы иметь определяющую силу для доказательств следующим образом:

В соответствии со статьей 18 электронные подписи, электронное письмо и сообщения, написанные в электронном виде, должны соответствовать следующему:

  1. Электронная подпись предназначена исключительно для подписавшего.
  2. Подписавший имеет единоличный контроль над электронным носителем.
  3. Возможность обнаружения любого изменения или замены данных электронно-письменного сообщения или электронной подписи.

В дополнение к этому, в соответствии со статьей 8 Исполнительного регламента должны быть выполнены следующие технические меры контроля:

а) Определение времени и даты создания электронного письма, официальных или неофициальных электронных документов должно быть технически доступно. Такая доступность должна осуществляться через независимую электронную систему сохранения, которая не подлежит контролю со стороны создателя этого письма или этих документов или заинтересованной в них стороны.

б) Определение источника создания электронного письма, официальных или неофициальных электронных документов, а также степени контроля их создателя над этим источником и носителями, используемыми при их создании, должны быть технически доступны.

c) В случае создания и выдачи письменных, официальных или неофициальных электронных документов без вмешательства человека, частично или полностью, их достоверность должна быть установлена, как только станет возможным установить время и дату их создания, и если такие письменные или неофициальные документы не были подделаны.

Однако, несмотря на существование Закона об электронной подписи и его исполнительного регламента, существует законодательный недостаток, касающийся практических аспектов электронных транзакций, их заключения, ответственности каждой стороны, бремени доказывания и методов доказывания, защиты данных и некоторых других спецификаций, которые необходимо законодательно урегулировать. Это потребовало принятия нового закона для регулирования таких аспектов, которые обсуждались и изучались с 2018 года, как сообщили министр связи и информационных технологий и председатель Центрального департамента электросвязи. Обсуждаемый закон потребует сотрудничества всех органов власти, включая Министерство торговли и промышленности, Министерство финансов, Таможню, Агентство по защите прав потребителей, Центральный банк, Синдикат Национальной почтовой организации, Коммерческие банки … и т.д.

До сих пор не опубликован окончательный проект ожидаемого закона. Однако, согласно новостям и публикациям, ожидается, что новый закон определит электронные контракты как «контракт, который выражает волю одной или двух сторон, или подлежит обсуждению, или обмену его документами частично или полностью через электронные носители» [3]. Также вышеупомянутый проект установил юрисдикцию таких договоров в соответствии с законодательством государства, в котором находится общее место жительства двух договаривающихся сторон, а если оба имеют разные места жительства, то в соответствии с законодательством государства, в котором был заключен договор (в связи с этим договор будет считаться заключенным, поскольку как только будет подтверждено получение) будет применяться, если стороны не договорились об ином [4].

В дополнение к этому, новый закон должен регулировать юридические обязательства, которые будут налагаться на физических/юридических лиц, работающих в электронной торговле, особенно налоговые обязательства, поскольку в Египте нет конкретной политики или режима налогообложения электронной торговли [5]. Правительство Египта изучает варианты внедрения упрощенного онлайн-механизма сбора подоходных налогов и налогов на добавленную стоимость, связанных с деятельностью электронной коммерции, а также использования информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в различных аспектах и областях.

Информационно-коммуникационные технологии в Арабской Республике Египет

Хотя не существует единого, универсального определения информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), этот термин общепризнан для обозначения всех устройств, сетевых компонентов, приложений и систем, которые в совокупности позволяют людям и организациям (т.е. предприятиям, некоммерческим агентствам, правительствам и криминальным структурам) взаимодействовать в цифровом мире [6].

В 1999 году в Египте было создано Министерство связи и информационных технологий «MCIT» с целью развития национального сектора ИКТ. Согласно Египетской стратегии ИКТ до 2030 года, устойчивое развитие имеет три измерения: экономическое, социальное и экологическое. Стратегия до 2030 года также поддерживает развитие сектора связи как на региональном, так и на международном уровнях путем разработки новых инициатив, таких как проектирование и производство электроники, а также наращивание потенциала для максимального вклада ИКТ в экономический рост страны [7].

В марте 2019 года Египет принял участие в саммите «Переход к цифровым технологиям», организованном Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в ее штаб-квартире в Париже, а также принял участие в 78-й сессии Комитета по политике цифровой экономики (CDEP) по искусственному интеллекту в штаб-квартире ОЭСР в Париже [8].

В дополнение к этому, Египет внедрил Египетское правительственное облако (EG – Cloud), поскольку инфраструктура ИКТ государственного сектора выросла за несколько десятилетий, чтобы удовлетворить растущий спрос на автоматизацию правительственных процессов, хранение и управление правительственными данными, а также предоставление некоторых онлайн-услуг гражданам. Такая модель облачных вычислений предоставляет возможность египетскому правительству предоставлять эффективные с точки зрения затрат государственные услуги, а также частному сектору [9]. Это было применено также в Главном управлении по инвестициям и свободным зонам (GAFI) в отношении регистрации компаний в электронном виде, в дополнение к другим услугам, предоставляемым Центром обслуживания инвесторов.

Все вышеупомянутое является серьезными попытками, предпринятыми египетским правительством с целью развития применения ИКТ во многих аспектах в Египте, таких как здравоохранение, образование, торговля и т.д. Последней из этих попыток было сотрудничество с российским сектором ИКТ благодаря его огромному опыту и потенциалу. В этой связи, Министр связи и информационных технологий г-н Амр Талаат и Министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации г-н Константин Носков председательствовал на форуме по расширению сотрудничества и изучению возможностей партнерства между российскими и египетскими компаниями в области ИКТ в штаб-квартире Министерства связи и информационных технологий (MCIT) в Smart Village (SV). Такой форум включал ряд компаний, работающих в областях ИКТ, таких как кибербезопасность, решения для обеспечения безопасности коммуникационных сетей, решения для управления умными городами, инфраструктура связи, волоконно-оптические кабели, цифровая идентификация, а также системы управления и мониторинга [10].

Это было не единственное участие Египта в сообществе ИКТ. Египет также активно участвовал в ряде международных организаций и инициатив, работающих, прямо или косвенно, в областях, связанных с ИКТ. Роль Египта в этом отношении с годами росла по мере того, как страна приобретала растущее влияние в международном сообществе ИКТ, таких как Форум по управлению Интернетом (IGF), Международный союз электросвязи (МСЭ) и Всемирная встреча на высшем уровне по информационному обществу (ВВИО).

Более того, что касается кибербезопасности, и в результате российско-египетского сотрудничества, законодательный орган Египта работает над изданием нового закона о кибербезопасности. Этот Закон определяет обязанности тех, кто контролирует данные и информацию, и устанавливает правила для обеспечения безопасности их информационного пространства, а также содержащихся в нем данных, систем, программ и сетей.

Он также устанавливает систему управления эксплуатацией информационных ресурсов и средства обеспечения безопасности мест эксплуатации информации и доступа к информации и сетям. Кроме того, закон направлен на борьбу с преступлениями, связанными с информационными системами и сетями, с целью содействия поддержанию национальной безопасности, сохранения прав законных пользователей компьютеров и информационных сетей, а также защиты общественных интересов [11].

Хорошо известно, что все вышеупомянутые стратегии и разработки в области информационно-коммуникационных технологий улучшат сферу бизнеса и инвестиций в Египте, чтобы идти в ногу с глобальными событиями, что положительно скажется на рейтинге Египта в рейтинге Всемирного банка. Также определенно известно, что такие разработки и технологии требуют юридического оформления и регулирования, чтобы сохранить права и обязанности всех вовлеченных сторон, что указывает на важную роль юридического сообщества в предстоящий период.

[1] Internet Usage and World Population Statistics estimated on March 31, 2019 https://www.internetworldstats.com/stats1.htm

[2] Statista, The Statistics Portal https://www.statista.com/statistics/379046/worldwide-retail-e-commerce-sales/

[3] E-commerce in the Modern World-Electronic Transactions and Some Challenges and Perspectives: Comparative Analysis of UK, Egypt and South African Legislation, by Yulia V. Akinfieva, pg. 25 https://youssrysaleh.com/wp-content/uploads/2019/02/E-Commerce-Challenges_Final-Version_LLM_Thesis_Yulia-Akinfieva.pdf

[4] E-commerce in the Modern World-Electronic Transactions and Some Challenges and Perspectives: Comparative Analysis of UK, Egypt and South African Legislation, by Yulia V. Akinfieva, pg. 25 & 26  https://youssrysaleh.com/wp-content/uploads/2019/02/E-Commerce-Challenges_Final-Version_LLM_Thesis_Yulia-Akinfieva.pdf

[5] E-commerce strategy for Egypt – 2018  http://www.mcit.gov.eg/Upcont/Documents/Publications_1532018000_ar_e-Commerce-Strategy-March2018.pdf

[6]  https://searchcio.techtarget.com/definition/ICT-information-and-communications-technology-or-technologies

[7] Egyptian Ministry of Communications and Information Technology – 2030 strategy http://www.mcit.gov.eg/ICT_Strategy

[8] Egyptian Ministry of Communications and Information Technology http://www.mcit.gov.eg/Media_Center/Latest_News/News/31149

[9] Egyptian Ministry of Communications and Information Technology – EG-Cloud Strategy http://www.mcit.gov.eg/Upcont/Documents/Publications_2552015000_EG_Cloud_Strategy_5_1_2015.pdf

[10] http://www.mcit.gov.eg/Project_Updates/245/International_Relations/Bilateral_Cooperation/Egyptian_Europian

[11] Ministry of Communication and Information Security – Cybersecurity draft law http://www.mcit.gov.eg/Project_Updates/442/TeleCommunications/Cyber_Security